Главная » Мнения » Виктор Славянцев о проблемах нефтегазового строительства

Виктор Славянцев о проблемах нефтегазового строительства

28.03.2011

Славянцев Виктор Васильевич Российский Союз НефтегазостроителейНа вопросы корреспондента Prom-oil отвечает исполнительный директор НКО «Российский Союз Нефтегазостроителей» в 2002-2006 гг. Виктор Славянцев

- Виктор Васильевич, расскажите об истории нефтегазового строительства в отрасли, и что представляет эта сфера сегодня?

В советское время почти все работы по строительству объектов в нефтяной и газовой промышленности выполнялись Министерством строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности (Миннефтегазстрой). Министерство было создано в начале 1970-х годов, когда началось масштабное освоение Западной Сибири, и его вклад в реализацию нефтяного и газового проектов был решающим. Оно было основным исполнителем.

- И все подрядчики подчинялись министерству?

Главки и тресты Миннефтегазстроя и были, по сути, подрядными организациями по строительству нефтегазовых объектов. Заказчиками были Министерство газовой промышленности и Министерство нефтяной промышленности.

- Что эта отрасль представляет собой сейчас?

За 20 лет все существенно изменилось. Сейчас практически все подрядные организации частные, существуют в различных формах. Бывшие строительные тресты преобразованы в открытые акционерные общества. Часть из них пропала, другая сохранилась и развилась. На рынке появились новые игроки. Часть организаций способна полностью выполнять генподрядные функции, например, Глобастрой Инжиниринг, Стройтрансгаз, Стройгазконсалтинг, Стройгазмонтаж, Закнефтегазстрой-Прометей.и другие.

- Есть данные о размере рынка за 2010 год?

Данных нет. Приблизительно можно оценить, если посмотреть инвестиционные программы «Газпрома», вертикально-интегрированных компаний и их затраты на капитальное строительство.

- Мы попробовали разбить рынок на сектора: строительство объектов и инфраструктуры нефтяных месторождений, строительство объектов и инфраструктуры газоконденсатных месторождений, строительство нефтепроводов, строительство газопроводов. Насколько это правильно?

А предприятия перерабатывающей отрасли? Нефтеперерабатывающие, газоперерабатывающие, нефтехимия, газохимия?

- У нас они в инфраструктурных объектах. Их лучше выделить?

Это существенная доля рынка, я даже не знаю, где достигается высшая рентабельность.

- То есть добавляем нефтепереработку и газопереработку.

Если говорить о приоритетных отраслях, то да. К объектам строительства относятся объекты добычи, транспортировки и переработки нефти и газа.

- Можно разделить в процентном соотношении, что находится на первом месте – строительство объектов добычи, переработки или транспортировки?

Наиболее материалоемкими и капиталоемкими считаются объекты по транспортировке и переработке нефти и газа.

- Что вы можете сказать о нормативном поле, с которым сталкивается строительная компания? Требуется ли модернизация нормативной базы?

Нормативная база всегда требует модернизации. Мы постоянно говорим, что нужно привести ее в соответствие с современными требованиями и гармонизировать с международными нормами, европейскими и американскими. Нужно развивать свою нормативную базу. Действует закон «О техническом регулировании». Некоторые считают, что он нанес больше ущерба, чем пользы, некоторые наоборот.

- Как вы относитесь к СРО? Насколько она себя оправдала?

Сейчас пока рано говорить, что идея В.Плескачевского (главного идеолога создания СРО в России) о саморегулируемых организациях хорошо сработает. Во всем мире подобные отраслевые объединения постепенно забирали функции у государственных органов. У Александра Владимировича (Романихина - президента Союза нефтегазового оборудования) есть информация по Германии. Он для нас своеобразный учитель по тому, каким образом отраслевые ассоциации и союзы работают в Германии и какое влияние они оказывают и на рынок, и на власти, и на экономическое развитие страны в целом.

- Но там история этой деятельности исчисляется десятилетиями.

Конечно. Сейчас в России, чтобы иметь лицензию, нужно членство в СРО, заплатить взносы, все это понимают. В нефтегазовом строительстве, например, есть крупная СРО «Нефтегазстрой», которая объединяет более трехсот компаний, занимающихся нефтегазовым строительством.

- Но есть и альтернативные организации?

Скорее всего, сохранятся не все. Останется несколько дееспособных СРО, связанных с проектированием и строительством объектов нефтяной и газовой промышленности. Но много их в отрасли не будет.

- Как вы оцениваете качество проектирования в России? Какие проектные организации находятся в первом эшелоне?

Думаю, что не сильно уступает зарубежному. За последние 10 лет сформировались компании, которые называют себя инжиниринговыми, то есть, занимаются проектированием, логистикой, берут на себя функции EPC и даже EPCM подрядчика. В нефтегазовой промышленности это такие крупные компании, как «Стройтрансгаз», «Глобалстрой-Инжиниринг». У «Газпрома» появились два крупных подрядчика: «Стройгазконсалтинг», «Стройгазмонтаж». На строительстве крупных объектов нефтепроводного транспорта появилось ООО «Стройинновация». Они выполняют функции генеральных подрядчиков. Я думаю, в других отраслях промышленного строительства та же ситуация.

- То есть независимых проектных организаций практически не осталось?

Они есть и работают. Они на подряде либо у заказчика, либо у крупного подрядчика, если ему отдано проектирование.

- Можете назвать известные компании?

У «Газпрома», например, «Гипроспецгаз» в Санкт-Петербурге, нижегородский «Центргаз», «ВНИПИГазДобыча» в Саратове, активно участвует «ВНИИГАЗ», Донецкий институт,  «ТюменНИИгипрогаз». В «Транснефти» почти все объекты транспорта нефти и нефтепродуктов проектируют свои институты – «Гипротрубопровод» и ВНИИСТ. Нефтяной и газовый трубопроводы по проекту «Сахалин-2» проектировала компания «Старстрой». Они же проектировали КТК. Появились также небольшие инжиниринговые группы, которые взяли людей из бывших проектных институтов. Мелкие группы, как правило, откололись от крупных организаций и существуют за счет субъективного фактора.

- Как вы расцениваете конкуренцию с западными компаниями?

Конкуренция была очень серьезной на рубеже 1990-2000 годов. Как за внутреннего заказчика, так и за проекты.

- Правда ли, что иностранные проектные организации включают в проект иностранных поставщиков?

Об этом можно говорить, но мы никогда этого не докажем. Здесь они будут проектировать по российским нормам, с учетом международной гармонизации. Они проводят открытые конкурсы, тендеры. Можно участвовать и доказывать возможность поставить услугу или товар нужного качества по разумной цене. Если российские подрядные организации научились сотрудничать с международным заказчиком и с коллегой - международным подрядчиком, то работа успешна. Положительный опыт, например, у «Глобалстрой-Инжиниринга» - бывшей ЗАО «ЛУКОЙЛ-Нефтегазстрой» - по проекту «Сахалин-1». Они хорошо поработали с американской Fluor Daniel.

- Как вы расцениваете развитие рынка на перспективу? Будут ли слияния, поглощения, появятся ли новые игроки? За счет чего?

Селекция старых и новых игроков будет происходить по двум направлениям. Если будет применяться субъективный фактор при предоставлении подрядных услуг, всегда будут придворные фавориты. Если система будет прозрачной, то лучше будут развиваться более оснащенные подрядные организации с дееспособным кадровым потенциалом.

- То есть рынка нет?

Фиктивно он есть, фактически его сложно назвать нормальным рынком.

 


Выскажите мнение на нефтегазовом форуме oilforum.ru







Нефть и газ: инвестиции, поставщики, рейтинги