Главная » Мнения » Инновационная деятельность приносит около 30 % объема продаж НПФ "Пакер"

Инновационная деятельность приносит около 30 % объема продаж НПФ "Пакер"

29.06.2011

Аминев М.Х НПФ "Пакер"На вопросы корреспондента Prom-oil отвечает заместитель генерального директора по новой технике и технологиям Марат Аминев.

- Марат Хуснуллович, расскажите об истории вашей компании, основных вехах, которые повлияли на ее развитие и деятельность.
Наша компания основана в 1992 году совместно с нынешним директором и его отцом Нагумановым Мирсатом Мирсалимовичем. В свое время он был очень увлеченным человеком, у него много разработок, которые актуальны по сей день. Человек умел проектировать несколько уровней, у него действительно был божий дар. У младшего была деловая хватка, и они смогли организовать из лаборатории "ВНИИГИС" современный завод, который общепризнан одним из лучших в России по нефтепромысловому оборудованию. 

С 2007 года компания начала понимать, что нужно не только производить оборудование, но и вести его сопровождение. Технологии усложняются, условия эксплуатации усложняются, и необходим сервис. Компании-операторы, которым мы предоставляем оборудование, часто неспособны использовать его по прямому назначению в полном объеме. Естественно, таких специалистов у них нет. Таким образом, мы начали развивать сервисное направление, у нас появились свои специалисты, свои технологические отделы. Сегодня у нас хороший объем сервиса, но пока он не прибылен для нас. Выходим где-то в ноль, и все. Мы, конечно, ставим перед собой задачу развить его.
 У сервиса есть еще одна особенность: он также влияет на качество нашего оборудования. Когда возникают какие-то проблемы, наши сервисники как специалисты их понимают и указывают на существенные для нас недостатки, на которые мы можем влиять. Мы как бы перенесли заводские и лабораторные испытания с территории завода на территорию промысла.


- Это и есть обратная связь от заказчика?

Конечно. Тем более, когда она осуществляется подобным образом, она квалифицированна, а не просто выражение недовольства чем то. Ведь часто вопрос сводится к тому, кто будет платить деньги. А между нами и нашим сервисом такой проблемы нет. Мы рассматриваем ее с технико-технологической стороны, и тогда она в большинстве случаев легкоразрешимая.


- У вас на выставке представлено и новое оборудование. Расскажите, какое оборудование вы производите, и о новой продукции. 

К сожалению, я не могу представить все наши новинки. Я вкратце расскажу о запатентованных новинках. Есть общепринятое правило: незапатентованное оборудование показывать нельзя. Не потому, что мы кому-то не доверяем, просто не нужно вводить в соблазн.

Из последних новинок – гидромеханический пакер типа П-ЭГМ для работы с насосными установками для ликвидации и разделения верхней негерметичности. Он может также работать в пакерных компоновках. По промысловым испытаниям между отечественными заводами-производителями на территории "Самотлорнефтегаза" и "Варьеганнефтегаза" пакер был принят и признан лучшим из всех существующих. Его успешность превышает 70 %, тогда как у наших ближайших коллег и конкурентов успешность при внедрении оборудования подобного рода не превышала 50 %. Это не мои слова, а данные из анализа представленного заказчиком. По Самотлору показатель был даже 100 %, но мы никогда не говорим о 100 %. 100 % - самообман, так не может быть, просто так получилось. 

Еще одна новинка – так называемый РКУ (разделитель колонны универсальный многофункциональный). Я все время хотел сделать разделитель колонны, который позволит работать с пакерными компоновками со спуском глубинно-насосного оборудования без дополнительных условий. Как разъединитель он штоковый. Можно разъединиться, оставить компоновку, собрать насосную компоновку и произвести его соединение с пакерной компоновкой. У него 1500 мм. гладкой герметичной посадки, что дает насосу свободно ходить при изменении скважинных термобарических условий. На нашем оборудовании у глубинного насоса или колонны НКТ есть возможность хода на 1500 мм с сохранением герметичности. Этого хода хватает на 3000 метров глубины спуска насоса или колонны НКТ в случае проведения технологических операций или закачки воды. Таким было одно из условий. ;

Второе – он также предназначен для технологических операций. Разъединение его может происходить, в отличие от подобных ему и аналогов, давлением по кольцевому пространству, давлением в НКТ и отдельно сбросом шара. Не существует его аналогов не только в России, но и в мире. Теперь технологию проведения скважинных операций можно проектировать исходя из потребности технологии, а не по ограничениям по оборудованию.
Мало того, он сам себе ловитель. Не нужно специального инструмента, чтобы ловить компоновку, достаточно перестроить кольцо. Там есть специальное кольцо. Снимаешь его, и он становится ловителем. Ловитель тоже разъединяем. Когда вы заловили компоновку и даете нагрузку, но компоновка не идет, как, к сожалению, тоже бывает, принимается решение: или прикладывать дальше усилия, или разъединиться и работать со специальным инструментом. Теперь надо разъединиться. Кстати, разъединяться он может так же: и давлением по кольцевому пространству, и давлением просто в трубах, и сбросом шара.;

Я и моя группа пытаемся создать пакерно-якорное оборудование где, образно говоря, функция выполняется, а сам механизм минимизирован или отсутствует. Наверное, мы близки по последним разработкам к тому, чтобы закончить физический смысл пакера. Сегодня на диаметр 118 у нас есть технологический пакер, который имеет проход 76 мм, возможен и 89 мм. Подобного я не видел. Полный технологический полноразмерный пакер. Один, без раздвижных опор, будет на давление 700 атмосфер. Другой, с раздвижными опорами, на 1000 атмосфер. Они проходят заводские испытания, естественно мы их не могли привезти.

Мы закончили устройство промывочное скользящее, оно запатентовано, но не было места на стенде. У нас есть определенный лимит на количество оборудования по стенду, я не могу его превысить. Разработку давно ждут нефтяники. Последний год они меня упрекали в том, что я пообещал, но не могу сделать. У меня были свои проблемы. Есть определенные правила. Мы проводим полный комплекс заводских испытаний вплоть до разрушения изделия. В процессе испытания часто приходиться проводить доработки изделия, а бывает и так, что полностью переделываем. Таким образом, заводские испытания затянулись, идут примерно уже пятый месяц. Я понял, что "лучшее враг хорошего", значит, надо отдать промысловикам. Уже всем надоело.НПФ "Пакер"


- С какими нефтегазовыми компаниями вы уже работаете и с кем бы хотели работать?

Мы работаем со всеми без исключения компаниями, которые работают в нашей стране, включая иностранные компании с иностранным капиталом. Наверно, мне было бы проще назвать, с кем я не работаю, но таких я не знаю. Благодаря тому, что заложил отец, основатель, благодаря энергии ныне существующего руководителя, компания производит продукцию на уровне мировых стандартов. К нам на завод приезжает очень много народа, как на экскурсию. Я даже шучу, что мне вообще надо прекратить работать на заводе и продавать билеты на вход на завод. И мой бизнес будет процветать.;

Мы производим оборудование на лучших на сегодня станках мировых лидеров "Mori Seiki". Даже американцы не все могут себе позволить такое делать. Они действительно дорогие. Директор не в копилку денежки откладывал, а вкладывал в производство. Поэтому оно такое. Оно лучшее из существующих образцов. Есть одно "но", которое довлеет над всеми компаниями России, не только над нами. У нас, к сожалению, в свое время были самые большие домны в мире и самые большие мартены. А бессемеровский конверторный способ, когда можно варить сталь по заявленным свойствам в малых объемах, мы не развивали. Теперь, когда я прошу тонну стали, меня спрашивают, в каком углу мартена ее сварить: в правом или в левом. Никак, только вагонные поставки. А я что, 20 тонн металла возьму на испытания? Пятьсот килограммов я использую. А остальное куда я дену? В этом и есть проблема. Почему мы и наши заводы все еще проигрываем иностранцам? Вот по этой главной причине. 

Но бессемеровское производство в России тоже развивается. Раньше оно было только в наших ящиках у военных. Сегодня оно тоже там есть. Но цены… То ли военные не дружат с ценами, то ли номера мобильников друг друга путают с ценами. Такое заявляют, что оторопь берет. Даже иностранцам такое в голову не приходит.
Недостаток есть, но стране он известен. Решение его, как я понимаю, тоже будет в ближайшее время.


- Вы работаете в том числе и с зарубежными заказчиками. Расскажите о Вашей работе.

Тогда надо расставить все по своим местам. По сложившейся традиции мы всегда работали с ближним зарубежьем и, я думаю, всегда будем работать. Здесь у нас ограничений, больших проблем нет. Как и при работе с нашими компаниями, в какой-то период они покупают больше, в какой-то период они покупают меньше, в какой-то период не покупают вообще. Покупают у иностранцев, потом возвращаются к нам, понимая, что погорячились. С ними все ясно. Нормальные партнерские отношения. И, наверно, память еще работает, мы же разделены в первом поколении.;

Выйти на дальнее зарубежье – целый комплекс наболевших проблем. Мы ведем партнерские переговоры с компаниями в Индии, с арабскими компаниями с Ближнего Востока. Там работает несколько представительств. Американцы сами нами интересуются, и весьма упорно. Но они интересуются в выгодном для них плане: они хотят купить компанию. Естественно, директор не соглашается, и молодец. Они понимают где хорошее: лучшее хотят все.

Но есть проблемы. По международному стандарту ISO мы полностью аттестованы. Но на рынке еще есть условие по американскому стандарту API, или так называемому "стандарту американского института нефти". Он специально придуман. Большинство его показателей ниже, чем по нашему ГОСТу, и ниже, чем по условиям нашей сертификации. Наше оборудование, производимое согласно ГОСТа и согласно условиям сертификации, которые мы получили, уже выше, чем по стандарту API. Но, тем не менее, мы не имеем сертификата. Там вопрос времени и денег, чем мы сегодня и занимаемся. Наверно, только поэтому мы сдержаны в поставках оборудования. 

Хотя индийские компании особо настойчивы, я не знаю, почему. Они не хотят связываться с американским оборудованием, есть какая-то причина. Возможно, чисто политическая или какая-то еще. Они весьма настойчивы, вплоть до того, что говорят, что примут условия нашей сертификации и не будут ждать. Сейчас идут переговоры. Вы понимаете, что я не могу сейчас говорить как о решенных вещах. То же самое с компаниями из Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

Я думаю, что в ближайшее время мы выйдем на рынок дальнего зарубежья. Наше оборудование не уступает импортному по параметрам. Единственное, что мне нужно еще полгода форы. Мы полностью разработаем технологии сероводородостойкого исполнения. Там серьезные вопросы, они не решаются в одно касание. Нужно большое привлечение специалистов, опытных людей. Но там не вопрос конструкции. Там вопрос всего-навсего технологии производства и материалов. Вопросы решаемые, понятные.


- У вас есть конкуренты, несмотря на то, что есть оборудование, аналогов которого нет ни в России, ни за рубежом? Вы с кем-то конкурируете?

Безусловно. Все российские компании, которые выпускают подобные типы оборудования, являются нашими, как мы говорим, коллегами по цеху. Но они же и наши прямые конкуренты. Наше оборудование по всем характеристикам, проводимым испытаниям и статистике превосходит их продукцию. Но, тем не менее, мы должны понимать, что они тоже растут и составляют прямую конкуренцию.

Еще есть разные скважиные условия. Возьмем забой 1500 метров и забой 3000 метров. Две разные скважины. Мы всегда делаем оборудование на 3000 метров и более. Все наше оборудование такое. Если у конкурента оно на 15-20 % хуже, оно же работает на 1500 метров, выполняет условия. Рынок до сих пор емкий, он не использован. Работы хватает всем. Нельзя душить конкурента, пусть он работает, чтобы он был на рынке, и чтобы была конкуренция. Такова наша политика, и она правильная. Нельзя оставаться на рынке одному. Потом и ты не останешься там.


- Пакер – это еще и научно-производственная фирма. У вас есть специалисты, которые занимаются научными разработками. Какую долю в компании занимает производство, а какую научная деятельность?

Очень сложно делить так, на самом заводе. Я просто скажу, что приносит инновационная деятельность. Инновационная деятельность сегодня приносит до 30 % объема продаж, даже, наверно, чуть больше. Моя задача как специалиста сделать объем около 50 %. Больше не надо. Но должно быть замещение. Если оборудование может продаваться 10 лет, то после пяти лет продаж должна появиться новая линейка опять на 10 лет. Моя задача – построить цепочку. К сожалению, она полностью не была построена. Но я в своих действиях последователен и я вижу цепочку, вижу построение. Сегодня оно принимается не только руководством, но и участниками, теми, кто работает. Они понимают, что по-другому нельзя. Старое оборудование должно естественным образом убывать.

Но мы производим на него запчасти, чертежи есть. По заявке заказчика. Есть люди и есть компании, которые говорят, что их оборудование устраивает и другого им не надо, потому что у другого цена другая. Я же говорил про 1500 метров? Для них мы будем производить всегда. Это тоже около 30 % компаний. Там есть свои условия, сложившиеся традиции, технологии производства, глубина скважин, агрессивность среды. Оно может диктовать свои условия. Как я понимаю, их около 30 %, они будут пользоваться тем оборудованием, к которому у них приучен персонал и которое соответствует условиям эксплуатации. Ради бога, дело заказчика.


- То, что вы сказали – экономическая целесообразность тому, чтобы постоянно оставаться в рынке. 

По-другому нельзя остаться. Когда на тендере несколько раз прозвучит, что оборудование старое, а у всех оборудование новое, ты просто уйдешь с рынка. Никто не захочет платить тебе те же деньги за оборудование, которое морально и физически устарело.

- У вас есть проблемы с кадрами? Все говорят, что кадров не хватает. Как вы выходите из положения? Или у вас не существует такой проблемы?
Наверно, она все же есть. Во-первых, у нас широко поставлен поиск кадров. Мы широко привлекаем кадры, у нас очень жесткий выбор. Претендентов у нас много. Проблема скорее в вопросе правильного выбора. Нельзя же сегодня человека взять, а завтра от него отказаться. Надо в момент выбора понять, может ли человек ответственно, с пониманием выполнять работу, на которую он соглашается и говорит, что он может ее делать. 

Во-вторых, к моему приходу коллектив был опытный, стабильный, сформированный. Мы, конечно, выросли в несколько раз. Когда я пришел в компанию, было 300 человек, а сегодня 650. Не было нескольких отделов, которые созданы, в том числе, лично при моем участии, и я руковожу ими. Направлений несколько: полностью технологический отдел, конструкторский отдел разделился на два отдела: отдел основного производства и отдел разработки новой техники, отделилась группа технологов. Это очень важно. Почему? Потому что специализация.

Мы не боимся принимать молодых. Иной раз обучать молодых легче. И я стараюсь соблюдать пропорцию, чтобы старых кадров было не менее 30 %. Не люблю слово "старые", назову их опытными. Они должны быть. У нас есть конструкторы. Самому старшему из них неделю назад мы справили 75 лет. Он у нас работает. Мы этого не боимся. Мы стараемся, чтобы они передали свой опыт молодым. Правда, им уже сложно быть конструкторами. Но они ведь несколько раз прошли этапы идеи и того, что нельзя что-то делать. Момент передачи очень важен. Часто у них есть решения, которые мы вынуждены будем повторять или изобретать как велосипед, чего не следует делать. А для этого они должны быть на фирме, и они у нас сегодня есть. Но их не должно быть больше 30 %, иначе они садятся и начинают обсуждать свои былые заслуги, а о работе речь не идет. А молодые их подталкивают. Здесь, я думаю, пропорция, или, как раньше говорили на Руси, плипорция, нами хорошо соблюдается.


- Расскажите о планах компании на ближайшую пятилетку. 

Естественно, у нас есть планы. Мы разрабатываем в том числе и пятилетку. Годовой план всем хорош, но надо видеть перспективу. Во-первых, проблема с одновременно-раздельной закачкой, контролем по отдельным пластам и регулированием будет решена нами к осени. В сентябре мы выйдем на промысловые испытания. Конструкторская проработка завершена, идет заводское изготовление. Мы работаем с нашими коллегами из Ижевска. Проблема была в управлении закачкой и замером объемов закачки.

Следующая задача – одновременно-раздельная эксплуатация. Тоже полное управление, полный учет по каждому пласту. Задача у меня была на 2012 год. Ее мы тоже решим. Мы видим, как ее решить, мы понимаем, как сделать, и сделаем.
Окончательное решение вопроса коррозионностойкого оборудования я тоже вижу в 2012-2013 году.

Задача получить максимальный проход при минимальных габаритах в механическом исполнении пакеров тоже почти решена. Решение будет завершено в ближайшие год-полтора. Решим и закончим двухпакерными компоновками, которые будут пропускать через себя существующие насосы. Но это будут не пакер-гильзы, не временная накатка, а полные пакеры, которые будут полностью выдерживать передаваемые нагрузки и все возможные перепады давления. Будет завершена вся механика и технология по пакерным компоновкам.

На следующий период я планирую заняться разделением пластов или разделением в колонне по физическим принципам или с использованием криогенных технологий. То есть исполнение будет уже не механическое. Механическое исполнение мы должны выработать как паровоз. Закончили, и уже лучше его не сделаешь и не нужно. У механики есть предел. Надо перейти на следующий уровень проектирования – физический, второй, наивысший уровень.


- Расскажите, где применяются пакеры. Они используются при бурении?

При бурении в том числе. Пакер – не что иное, как пробка, которая разделяет часть колонны. Она может делить верх и низ, может делить кольцевое пространство и внутритрубное пространство, может быть несколько слоев деления. Пластов может быть несколько, и все они могут быть перфорированы, сообщены. И они не должны сообщаться между собой. Условиями разработки запрещена эксплуатация двух и более объектов без разделения флюида. Значит, их надо отделить друг от друга. А если вы закачиваете туда жидкость или извлекаете, вы должны учесть отдельно каждый пласт, сколько извлекли и сколько закачали. Для чего и служат пакерные системы.


- Вы участвуете в выставке. Возможно ли ваше участие в других мероприятиях, например в конференции "НЕФТЕГАЗСЕРВИС"? Может быть, хотелось бы осветить какие-то вопросы? Участники конференции - сервисные компании, буровые предприятия, в меньшей степени геофизические. 

Мы бы, безусловно, хотели. Тематика наша, тем более, мы имеем сервисные подразделения, которые хотим развивать. Там работают очень хорошие специалистов. Директор пошел на отвлечение денег от основного производства, и денег немаленьких. Он все понимает, настаивает на исполнении только хорошего сервиса. Специалисты есть, проделана большая работа. Такого сервиса, какой ведем мы, в России нет. Не потому, что я хвалюсь. Мы делаем на другом уровне. 

Наши рабочие не живут в вагон-домах, не спят в машинах, как в других сервисах. Наши рабочие живут в нормальных условиях, производят нормальную работу. Иначе у нас нет условий сервисного обслуживания. Это очень важно. Нельзя получить нормального специалиста на рабских условиях. Иначе он будет думать не о работе, а об удовлетворении элементарных человеческих потребностей. Мы все люди и должны понимать. Человечество получило развитие в последние 300 лет, тогда, когда отказалось от рабской формы труда. И за 300 лет человечество сделало такой скачок, какой не сделало за пять тысячелетий известного развития, даже, говорят, десять. Только потому, что изменилась форма труда или отношения к труду.

НЕФТЕГАЗСЕРВИС-2011


Выскажите мнение на нефтегазовом форуме oilforum.ru







Нефть и газ: инвестиции, поставщики, рейтинги