Главная » Новости » Денис Станкевич - о развитии нефтепереработки и нефтехимии «Башнефти»

Денис Станкевич - о развитии нефтепереработки и нефтехимии «Башнефти»

30.05.2016

 Первый вице-президент «Башнефти» по переработке и коммерции Денис Станкевич рассказал Business Guide «Газ. Нефть» (приложение к газете «Коммерсант») о перспективах развития нефтепереработки, розничного бизнеса и стратегии в нефтехимии. Информ-Девон публикует текст с некоторыми сокращениями.
Business Guide: В структуре капвложений «Башнефти», предусмотренных стратегией до 2020 года, на переработку отведено 26% затрат. Основные 64% — это вложения в добычу. Какие крупные проекты запланированы на уфимских НПЗ?
Денис Станкевич: Самый крупный проект — строительство установки замедленного коксования (УЗК) на Уфимском НПЗ. Он самый большой и сложный с точки зрения реализации, но и самый маржинальный, потому что речь идет об установке, которая переработает тяжелые нефтяные остатки. Он позволяет из гудрона, который практически ничего не стоит, делать дорогие нефтепродукты, такие как дизельное топливо и бензин. Проект сегодня в стадии реализации: ведется проектирование установки, законтрактовано оборудование длительного срока изготовления. Установку планируем ввести в эксплуатацию в 2019 году.
BG: Какое соотношение импортного и отечественного оборудования заложено в проекте УЗК?
Д.С.: Проектирование еще ведется, но, в целом, мы видим соотношение российского и импортного оборудования и материалов 70 на 30. Например, в тендере на поставку коксовых камер выиграл отечественный производитель, и мы сэкономили около 300 млн руб. Мы видим потенциал у российских компаний, но нужно, чтобы они работали над технологиями, затратами и активно вели себя на рынке.
BG: Проекты Объединенной нефтехимической компании для «Уфаоргсинтеза», которые планировались еще в бытность «Системы» акционером ОНК, остаются в силе, или вы от них отказались?
Д.С.: Наша стратегия в нефтехимии ориентирована на переработку собственного сырья. В течение пяти лет мы собираемся вложить в проекты в этой сфере около 50 млрд рублей и удвоить показатели нефтехимии с точки зрения выручки и EBITDA. Среди этих проектов — реконструкция установки пиролиза, которая позволит увеличить мощности, работа над фенольной цепочкой, над этиленовой цепочкой, производство полиэтиленов и полипропиленов, кумола и эпоксидных смол.
У «Системы» были более амбициозные планы — ОНК, в частности, планировала строительство установки пиролиза. Мы новые установки строить не планируем, будем реконструировать существующие и увеличивать производство. Проект ТФК и ПЭТФ мы реализовывать не будем: в сегодняшней системе координат это не главный наш приоритет. Вопрос не в том, что «Система» планировала что-то ошибочно. В тех экономических условиях проект ТФК/ПЭТФ выглядел привлекательно, но когда мы «принимали» ОНК обратно, ее руководство уже было близко к тому, чтобы из этого проекта выходить, поскольку изменилось макроэкономическое окружение, возросли затраты.
BG: В перспективе в каком направлении вы планируете развивать уфимские заводы? Увеличивать мощности смысла нет, по глубине переработки вы и так в лидерах…
Д.С.: Здесь важно идти не от заводов, а от спроса, который мы видим на нашу продукцию. Мы видим, что конкуренция на рынке моторного топлива в России будет оставаться очень высокой. Есть периоды перепроизводства — зимой достаточно большое количество автомобильных бензинов экспортируется, потому что не может быть продано внутри страны. В летние месяцы профицита нет, но по мере ввода новых мощностей в России профицит появится. НПЗ «Башнефти» находятся в европейской части страны, где конкуренция очень высока. Поэтому мы, повторю, прежде всего оцениваем, сколько нам нужно произвести бензина, чтобы продать его в России и меньше экспортировать.
Решая эту задачу, а также задачу эффективности (выход светлых нефтепродуктов и глубина переработки), мы приходим к определению того оптимального объема, который наши заводы должны перерабатывать. Мы считаем, что этот объем — между 18 и 19 млн тонн нефти в год. В прошлом году мы переработали чуть больше 19 млн тонн. Поэтому нам осталось повысить выход светлых нефтепродуктов с 69% до 75% и глубину переработки с 86% до 98% к 2020 году. Для этого мы и строим те установки, о которых я говорил выше.
BG: Что сегодня является главным конкурентным преимуществом в переработке в России?
Д.С.: У разных компаний — разные преимущества, но основное — это расположение заводов и логистика поставок продукции. В этом смысле «Башнефть» находится не в лучших условиях, поскольку компания производит гораздо больше нефтепродуктов, чем необходимо региону, где мы расположены. Если сравнивать, например, с Московским НПЗ, то этот завод может все, что производит, продавать в Москве и области, везти никуда не надо. Это очень существенное логистическое преимущество.
Второе — это индекс Нельсона, который характеризует технологическую оснащенность нефтеперерабатывающего производства. Он означает, что завод обладает процессами, которые позволяют производить наибольшее количество светлых и, как следствие, дорогих нефтепродуктов. В этом смысле наши заводы — лучшие в России. Индекс Нельсона у нас сегодня 9,1 — выше среднеевропейского уровня и чуть ниже среднеамериканского. И еще два показателя, о которых я уже говорил: выход светлых и глубина переработки. По глубине мы лучшие в России, по выходу светлых есть конкуренты, но мы к ним близки.
BG: Как складываются отношения «Башнефти» и «Сибура» в части поставок параксилола на «Полиэф»? Недавно «Сибур» в очередной раз заявил о намерении увеличить производство ПЭТФ на «Полиэфе», но он зависит от «Башнефти» по сырью.
Д.С.: У нас с «Сибуром» есть договоренность, что мы увеличим производство параксилола, а они, соответственно, увеличат потребление. Сейчас мы работаем над тем, чтобы заключить долгосрочный договор.
BG: Недавно, выступая в Минэнерго России, глава Башкирии попросил «дать хорошие битумы». Есть ли такие битумы у «Башнефти»?
Д.С.: К сожалению, битумы «Башнефти» до последнего времени в Башкирии не покупались, поэтому состояние дорог в республике с битумами «Башнефти» не связано. У нас только недавно была первая сделка по Башкирии, и мы впервые смогли со своими битумами выйти на рынок республики.
Что касается качества битумов. В конце прошлого года в России был введен новый ГОСТ, и сейчас в Минэнерго идет большая работа по подготовке к его внедрению во всем Таможенном союзе. Предварительная дата — 1 сентября, но я не уверен, что это обязательно состоится, потому что не все, в том числе и мы, готовы. Сейчас одновременно действуют старый и новый ГОСТ, и если с 1 сентября старый ГОСТ отменят, нам придется снизить производство. Но если сроки будут перенесены, или два ГОСТа будут некоторое время действовать параллельно, то мы постараемся быть готовыми. У нас есть хорошие примеры постепенного улучшения качества, как это было с моторным топливом. Нефтяникам дали время, и нефтяники справились. Думаю, как только Минэнерго убедится, что все нефтяные компании готовы, новый стандарт может быть введен.
BG: Как бы вы прокомментировали слухи о возможном возвращении «Башнефти» к давальческой схеме?
Д.С.: Такие слухи живут почему-то исключительно в Башкирии. И эти слухи действительности не соответствуют. «Башнефть» развивается, а возврат к давальческой схеме стал бы для компании движением в обратном направлении. Давальческая схема — это потеря добавленной стоимости на каждом переделе. В 2009 году, когда мы отказывались от давальческой схемы, то руководствовались именно этой логикой: прибыль во всех звеньях бизнеса «Башнефти» должна принадлежать акционерам компании.

Источник:http://iadevon.ru/news/articles/denis_stankevich_-_o_razvitii_neftepererabotki_i_neftehimii_%C2%ABbashnefti%C2%BB-4112/

 

Инвестиционные проекты в нефтегазовом комплексе
Подписаться на новости   |    Купить карту инвестиционных проектов   |    Разместить информацию на карте инвестиционных проектов
 


Выскажите мнение на нефтегазовом форуме oilforum.ru







Нефть и газ: инвестиции, поставщики, рейтинги