Главная » Новости » В.В.Путин провёл в г. Кириши совещание "О состоянии нефтепереработки и рынка нефтепродуктов в Российской Федерации"

В.В.Путин провёл в г. Кириши совещание "О состоянии нефтепереработки и рынка нефтепродуктов в Российской Федерации"

11.07.2011

Путин В.В. Вступительное слово В.В.Путина:

Уважаемые коллеги, добрый день! Мы сегодня поговорим о ситуации в нефтяной отрасли, о развитии.

Безусловным приоритетом для развития российской экономики является её диверсификация. Модернизация, диверсификация, придание ей, экономике, инновационного начала, уход от сырьевой зависимости – всё это естественные приоритеты. Вместе с тем нефтянка, нефтяная отрасль, вообще энергетика – это та курица, которая несёт нам золотые яйца. Да и она сама, собственно говоря, является предметом приложения сил для модернизации, инноваций: в ней заложен огромный потенциал для развития. Огромные ресурсы, которые нефтяники вкладывают в модернизацию своих предприятий или должны вкладывать, – мы сейчас об этом и поговорим, – вот, собственно говоря, являются той базой, на которой в значительной степени можно и осуществлять эти модернизационные планы.

Я уже сказал, что, безусловно, мы гордимся вашей работой и вашими достижениями. Это факт, и здесь стесняться нечего. Вообще страна гордится достижениями нефтяников, я сейчас об этом скажу. Но собрались мы с вами, уважаемые коллеги, не для того, чтобы друг друга нахваливать, а для того, чтобы поговорить о проблемах, а их много. Вот сегодня и все их рассмотрим.

Прежде всего предлагаю сосредоточиться на проблемах обеспечения нефтепродуктами нашего внутреннего рынка, причём нефтепродуктами качественными и предлагаемыми по адекватной и экономически обоснованной цене. Два с половиной года назад, в феврале 2009 года, как раз в этом зале мы обсуждали вопросы поддержки добычи. Были выработаны и приняты конкретные меры по стимулированию развития новых месторождений, например в Восточной Сибири.

Вы знаете, что в прошлом году Россия вышла на 1-е место в мире по добыче нефти: порядка 505 млн тонн. Это как раз тот оптимальный объём сырья, который способен и полностью закрыть внутренние потребности, и обеспечить наши обязательства по контрактам на внешний рынок. И, как я уже говорил, именно такой уровень добычи мы должны стабильно поддерживать: это такая полка, которая решает, как я уже сказал, все наши проблемы. Кстати говоря, вы, безусловно, знаете, для граждан напомню, что в 2009 году было добыто 493,3 млн т, в 2010 году, как я уже сказал, – 505,2 млн т, за первые шесть месяцев текущего, 2011 года добыча составила 252,4 млн т. Что это значит? Это значит, что в принципе в этом году добыча может быть даже больше, чем в прошлом, – где-то 508–509 млн т.

Вместе с тем мы регулярно сталкиваемся с проблемами на внутреннем рынке в последнее время, что для страны, крупнейшего производителя сырой нефти в мире, абсолютно абсурдная ситуация. Значит, есть какие-то системные проблемы. Они в целом и в общем-то понятны. Из добываемых 500 млн т у нас перерабатывается менее половины. И то речь идёт о так называемой первичной переработке, проще говоря – о массовом производстве мазута и других, по сути, сырьевых товаров. Что касается вторичной переработки – выпуска качественного бензина, дизтоплива, авиакеросина, то здесь с учётом экспорта можно говорить о дефиците на российском рынке этих технологических процессов самих по себе.

Необходимо учесть, что за последние пять лет значительно изменилась структура производства и потребления нефтепродуктов. Производство бензина выросло на 12,8%, а потребление увеличилось на 22,6%. Производство дизельного топлива выросло на 17,4% (рост очевидный!), но потребление-то выросло на 20%.

Отдельно хотел бы сказать два слова по мазуту, или, как у вас принято говорить, по мазутам: ну, что там по мазутам, что у нас происходит? Производство здесь выросло на 28,7%, на треть, – производство внутри страны, а потребление внутри страны сократилось на 20%. Вы куда его гоните-то? Гоните за границу, на переработку. У нас, очевидно, обозначился диспаритет между добычей, производством и поставками нефтепродуктов на внутренний рынок.

Существующие мощности на большинстве НПЗ устарели. Мы сейчас на Киришах походили, посмотрели (я и на других площадках, на других предприятиях был) – действительно движение есть, и хорошее движение. Глубина переработки хорошая, здесь серьезные вложения. Владимир Леонидович, сколько? До 3 млрд долларов общее, да?

В.Л.Богданов (генеральный директор ОАО "Сургутнефтегаз"): 3 млрд – во вторичные процессы, и первичка – тоже 3 млрд. В общем заложено 6 млрд долларов.

В.В.Путин: Такие солидные деньги одна компания только вкладывает. Я знаю, что и другие компании работают, но мало, явно недостаточно. Первичная переработка явно доминирует над вторичной. И по структуре выпускаемой продукции наша нефтеперерабатывающая отрасль, стыдно об этом сказать, по структуре откатилась на уровень середины 1950-х годов прошлого века. В 2010 году было произведено почти 145 млн т дизтоплива и мазута. И лишь 45,2 млн т автомобильного бензина и авиакеросина.

В результате сложился явно недостаточный запас устойчивости рынка. Любая авария, внеплановая остановка отдельного НПЗ, остановки на ремонт, сезонные работы приводят к колебаниям, дестабилизируют ситуацию, провоцируют дефицит, всплеск цен, как это было в конце апреля–мая в связи с выводом в срочный ремонт установок Рязанского НПЗ, который принадлежит компании ТНК-ВР. Надеюсь, что это не специально было сделано для того, чтобы усугубить ситуацию, но это произошло, это ситуацию усугубило.

Уже сейчас наши потребности в нефтепродуктах возросли почти до 90 млн т, и в дальнейшем они будут только увеличиваться. Хочу подчеркнуть: дефицит нефтепродуктов, ценовые скачки не должны стать ограничителями для экономического роста, источниками проблем для граждан России. Нам нужен понятный материальный баланс производства, потребления на все основные виды топлива и нефтепродуктов. Я прошу Минэкономразвития, Минпромторг, Минэнерго подготовить необходимые расчёты. Знаю, что это, может быть, даже непростая задача – наверное, непростая задача, но мы должны это представлять в цифрах.

Хотел бы отметить одну немаловажную вещь. Сейчас на российском рынке достигнута равная доходность по экономике при производстве и сбыте нефтепродуктов по сравнению с экспортной альтернативой. И это даёт государству право проработать комплекс мер, призванных полностью исключить саму возможность создания дефицита.

Я обращаюсь, уважаемые коллеги, ко всем вам – и к основным ключевым акционерам наших нефтяных компаний, и к менеджменту и хочу напомнить: вы работаете в Российской Федерации. Получая лицензии на недра, вы эти недра используете, но они остаются в собственности российского народа: это – общенациональное достояние, это в соответствии с действующим законодательством. Даже получая лицензию на недра, недра остаются собственностью российского народа, российского государства. Разумеется, мы должны организовать работу таким образом, чтобы всё это было в рыночном режиме, по-современному организовано, чтобы работа была выгодной, прибыльной для компаний. Но государство должно, имеет право и, конечно, будет соответствующим образом этот вид деятельности регулировать, а компании должны нести ответственность за обеспечение внутреннего рынка страны качественными нефтепродуктами. И прошу всех вас, уважаемые коллеги, воспринимать это как безусловный приоритет. Мы же с вами в России работаем, ещё раз хочу сказать.

Нужно увеличить глубину переработки нефти, чтобы это полностью покрывало потребности внутреннего рынка в нефтепродуктах. Вместе с тем одни компании нефтяное сырьё отправляют на экспорт в большем количестве и получают приличные прибыли, подчас даже сверхприбыли, а кто-то другой должен эти дыры, образующиеся на внутреннем рынке, затыкать. Это тоже несправедливо.

Считаю, что объём обязательств компаний по обеспечению внутреннего рынка должен быть пропорционален объёмам добываемой нефти, что, на мой взгляд, справедливо и обоснованно. Предлагаю подумать, как отразить такое требование в лицензиях на разработку месторождений, например с объёмом добычи в 5 млн т. Мелкие компании с небольшой добычей можно оставить, как говорится, за скобками.

Надо вплотную заняться увеличением объёмов нефтепереработки, причём именно вторичной переработки, в том числе по таким технологическим процессам, как изомеризация, риформинг, крекинг, который мы сегодня здесь, на Киришах, внимательно смотрели и знакомились с этим. Все эти процессы позволяют выдать необходимый внутреннему рынку продукт и нужного нам качества, способный обеспечить глубину использования сырья, качество нефтепродуктов на уровне лучших мировых стандартов. Мы больше не будем мириться с тем, когда за реальную модернизацию нам, к сожалению, до сих пор отдельные коллеги пытаются выдать строительство так называемых самоваров и керосинок.

Следует прямо сказать, что нефтяные компании  – я с сожалением это говорю, уважаемые коллеги: мы с вами знакомы, ну практически со всеми здесь присутствующими, многие и многие годы вместе работаем, и я с сожалением говорю, – что большинство наших компаний не выполнило своих обязательств по наращиванию глубокой переработки нефти, при этом в полной мере воспользовалось льготой со стороны государства. Имею в виду и сдвижку тех новых регламентов, и пониженные таможенные пошлины на нефтепродукты.

Напомню, с 1 июля 2011 года пошлина на сырую нефть – 445 долларов за тонну, за тёмные нефтепродукты – 207,8 доллара, за светлые – 298,2 доллара за тонну.

Нефтяные компании в своё время заверяли нас, что средства, полученные на разнице пошлин на сырую нефть и тёмные нефтепродукты, так называемую премию, вложат в развитие глубокой переработки нефти. На деле всё оказалось, к сожалению, далеко не так. Качественного обновления российских НПЗ не происходит, – напротив, резко вырос экспорт мазута и некондиционного дизтоплива для их последующей естественной переработки в качестве сырья, но уже за рубежом. Причём российский бюджет, мы с вами понимаем это, несёт значительные убытки от этого, по сути, речь идёт о создании своеобразного технологического офшора.

Инвестиционные возможности в отрасли, тем не менее, есть. Вы знаете, не хочется об этом говорить, но придётся. Дивидендная политика – это, конечно, в нормальной рыночной экономике дело самих компаний, и мы не собираемся и не хотим туда вмешиваться. Но мы же видим, что происходит. За 2010 год по основным компаниям выплачено порядка 8 млрд дивидендов. Ну и надо выплачивать дивиденды приличные, чтобы создавать привлекательность, увеличивать капитализацию, привлекать инвесторов и так далее. Конечно, надо! Но при этом недофинансирование своих же обязательств по модернизации вторичной переработки составило за 2008–2010 годы (2008-й, 2009-й, 2010-й – за три года) около 2 млрд долларов. 8 млрд только за один год выплатили, а за три года недовложили 2 млрд.

Зачастую инвестиционные решения компаний, в том числе относительно объектов инфраструктуры, не содержат достаточных обоснований. Примером может служить и решение о строительстве на участке Уренгой–Пурпе трубопровода, фактически параллельно строящемуся "Транснефтью" нефтепроводу Заполярье–Пурпе. Зачем? Неужели нельзя договориться?

В затянувшейся дискуссии о выравнивании пошлин на сырую нефть и тёмные нефтепродукты нужно поставить точку. Я предлагаю начать постепенное сближение уровней пошлин. В течение двух недель прошу обеспечить внесение в Правительство Российской Федерации проектов соответствующих решений.

Первоначально предлагается снизить экспортную пошлину на нефть до уровня 60% и установить ставку экспортной пошлины на нефтепродукты на уровне 66% от ставки экспортной пошлины на сырую нефть. А с 2015 года нужно выйти на равные ставки по мазуту и по сырой нефти. Правда, эксперты уже сейчас говорят о возможном небольшом повышении цен на нефтепродукты с учётом рыночного фактора в связи с этими решениями, которые предлагаются. На сырую нефть сократим пошлину, как бы стимулируем вывоз, компании могут если не обнулить, то в значительной степени обесточить нефтепереработку: не будет хватать сырой нефти. В этой связи прошу ФАС внимательным образом отнестись к мониторингу цен на внутреннем рынке и в случае необоснованного роста принимать самые жёсткие меры. Если они не сработают, будем вынуждены вернуться к повышению таможенной пошлины.

И ещё одно замечание. Если мы, конечно, увидим уклон в наращивании экспорта нефти в ущерб переработке, также обсудим экспортные графики компании "Транснефть". Прошу это иметь в виду.

Я вообще, знаете, что хотел бы сказать. Я уже сказал, что мы давно знакомы, вместе работаем, но компании у нас стали крупными, большими, это действительно вызывает уважение, и у меня – чувство гордости даже за это, говорю без всякого преувеличения. И страна может гордиться нашими компаниями. Они большие, мощные, главные акционеры – люди солидные, важные. Что там происходит на среднем уровне - у меня иногда складывается впечатление, что они не всё даже контролируют. Там просто механизм включается. Если мы на правительственном, государственном уровне что-то там…Не там запятые расставили. Этот механизм работает в направлении извлечения максимальной прибыли, и всё.

И мы эти решения, как и предыдущие, конечно, с вами будем прорабатывать, согласовывать до деталей, до мелочей, но я прошу и руководителей менеджмента самого высшего разряда, уровня, и главных акционеров самим внимательно влезать во все эти процессы, смотреть, что там происходит, чтобы сбоев не допускать и чтобы нам не нужно было прибегать ни к каким таким мерам административного характера (графики "Транснефти" корректировать).

Нам нужно вместе продолжить стимулировать производство качественных экологически безопасных нефтепродуктов. Естественно, мы обязаны будем действовать здесь очень аккуратно, учитывая интересы и миллионов автовладельцев, которые ещё используют старые машины, и наших сельхозпроизводителей, и Министерство обороны, где ещё старой техники полно – на старых низкооктановых бензинах ходят. Конечно, это всё будем иметь в виду.

Повышение требований к стандартам топлива должно идти параллельно, в увязке с общим обновлением автопарка. Минпромторгу и финансовым институтам следует систематически заниматься этой проблемой.

В целом процесс модернизации нефтепереработки нужно взять под самый тщательный контроль и самим компаниям, и под государственный контроль. Все компании должны представить конкретные программы реконструкции и развития НПЗ. В дальнейшем прошу предметно рассмотреть их на Правительственной комиссии по ТЭКу. Надо вести постоянный мониторинг выполнения компаниями своих планов по развитию и обновлению производств. Причём эти планы должны быть закреплены в юридически обязывающих документах. В этой связи поддерживаю идею подписания юридически обязывающих соглашений между ФАС, Ростехнадзором и Росстандартом с одной стороны и конкретными нефтяными компаниями – с другой, об исполнении программ строительства и реконструкции нефтеперерабатывающих мощностей.

Такие соглашения уже сегодня, как мне сказали, подписаны и "Роснефтью", и "Газпром-нефтью", "Газпромом", "Татнефтью", "Лукойлом", "Роснефтью", компанией "Альянс", "Сургутнефтегазом", "Башнефтью", "Зарубежнефтью", ТНК-BP. Я, во-первых, вас хочу поблагодарить за это – за такой ответственный подход, сказать, что мы оценим такую позицию, но в то же время прошу руководителя ФАС Игоря Юрьевича Артемьева доложить, как ведётся работа с другими производителями.

Мы пойдём навстречу только тем компаниям, которые подпишут эти соглашения. В том числе по порядку и срокам введения новых техрегламентов на нефтепродукты. В случае срыва обязательств по техническому перевооружению оставляем за собой право применять соответствующие санкции, включая изъятие необоснованно полученной прибыли.

Вполне юридически обоснованна и рыночная мера, потому что эта прибыль компаниями, подписавшими соответствующее соглашение, будет получена за счёт предоставленных государством льгот. Это касается и техрегламента, и некоторых других элементов. Конечно, подобные соглашения должны быть утверждены советами директоров компаний. И вместе с тем выполнение компаниями обязательств по развитию вторичной переработки потребует необходимости получения большого количества экспертиз и разрешений. Я прошу все государственные органы внимательно отнестись к важности данной работы и обеспечить оперативное принятие данных решений.

Вот мы сейчас ходили здесь с Владимиром Леонидовичем (В.Л.Богданов), он мне показал такую бумажку. Это, кстати говоря, касается не только нефтянки, это касается вообще промышленного строительства. Четыре года согласовывали экспертизу. Невероятно! Я прошу Министерство экономического развития – кто здесь у нас, Воскресенский (С.С.Воскресенский – заместитель министра экономического развития Российской Федерации)? – обязательно проработать, Станислав Сергеевич, как минимум два возможных варианта решения этой проблемы. Или нужно создать какую-то межведомственную структуру, куда входили бы коллеги из всех этих организаций – здесь вот сколько? 19, по-моему, – чтобы сроки там были соответствующие и очень короткие и чтобы они прямо по системе "одного окна" эти проблемы решали. Или нужно ввести заявительный порядок с одновременной обязательной процедурой, связанной со взятием компаниями на себя обязательств финансового характера, со страховкой. Если у вас какие-то и другие варианты появятся, пожалуйста, но нужно прекратить это безобразие. Четыре года, чтобы только экспертизу собрать! Мы сейчас их здесь напрягаем, чтобы они строили новые мощности. Как же они будут строить? Четыре года экспертизу получали только! А потом ещё разрешение нужно на строительство получить! Сколько времени потребуется, чтобы предложение такое сформулировать?!

С.С.Воскресенский: Две недели нам дайте, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Хорошо.

Ещё одна важная тема. Недавно в Екатеринбурге мы говорили о поддержке малого и среднего бизнеса в нефтедобыче. Естественно, нам нужно обеспечить для таких компаний доступ к нефтепереработке. Я прошу подумать и над этим вопросом. Если у нас появятся независимые от вертикально интегрированных нефтяных компаний дополнительные перерабатывающие мощности, это в целом пойдёт только на пользу рынку. Мы сможем иметь объективный индикатор цены как самой нефтепереработки, так и получаемых в результате нефтепродуктов на рынке.

Очевидно, что, кроме развития самой нефтепереработки, нам потребуются и эффективные инструменты рыночного реагирования на ценовую конъюнктуру, сглаживания сезонных ценовых колебаний. Во многих странах для этого используются коммерческие резервы нефти и нефтепродуктов. У нас уже накоплен неплохой опыт использования зерна из интервенционного фонда, и он реально работает как рыночный инструмент. Я знаю позицию некоторых коллег, которые говорят о том, что мы – страна нефтедобывающая, и нам в общем-то и не нужно было бы иметь таких резервов, и потом создание таких резервов тоже требует отвлечения финансовых ресурсов... Всё это правильно, но Соединённые Штаты, скажем, тоже нефтедобывающая страна, а резервы есть, они эффективно их используют, поэтому я всё-таки прошу Минэнерго проработать вопрос дополнительно.

Следующее важное направление – это расширение масштабов и совершенствование биржевой торговли. Нам нужно так отстроить биржевые механизмы, чтобы они действительно позволяли объективно определить цену на рынке, а не служили бы ширмой для сомнительных сделок, когда на бирже фактически формируется и легализуется завышенная монопольная цена. Нужно подумать над тем, как сделать более прозрачным и эффективным процесс закупки нефтепродуктов для нужд госорганов, регионов, госкомпаний. Это тоже отдельная тема, здесь тоже есть проблемы, особенно в субъектах Российской Федерации. Серьёзные нефтяные компании дают цену более конкурентоспособную и часто с дисконтом, имеют при этом объём собственных ресурсов, но под разными предлогами их просто частенько оттирают. Вместо них все эти конкурсы выигрывают какие-то компании "рога и копыта", которые дальше не могут реально исполнить своих обязательств. Я прошу ФАС, Минэнерго, Минэкономики ещё раз внимательно посмотреть на эти проблемы тоже. Также необходим тщательный контроль в розничной торговле нефтепродуктами, Дефицита топлива на АЗС в стране не должно быть! Нонсенс это для России абсолютный!

И в заключение ещё один вопрос. Уже сейчас нужно думать о прохождении осенне-зимнего периода 2011–2012 годов. Я прошу Минэнерго отслеживать вопросы подготовки к зиме, обеспечение топливного баланса в ежедневном режиме, чтобы здесь не было никаких сбоев. И в этой связи вновь хочу напомнить, что все плановые ремонтные работы на НПЗ должны быть синхронизированы, уважаемые коллеги, чтобы одновременная остановка НПЗ не дестабилизировала бы рынок, не порождала искусственного дефицита и, не дай бог, не создавала бы нам проблем при прохождении осенне-зимнего максимума. Но, к сожалению, по имеющейся информации, установки как первичной, так и вторичной переработки вновь запланированы на ремонт в одно и то же время – 95 установок в сентябре и 113 – в октябре. Я вас прошу повнимательнее это посмотреть. Просто я вас прошу об этом: вместе с Минэнерго ещё раз внимательно посмотреть и всё синхронизировать, не допустить никаких сбоев. Все НПЗ, все ремонты на НПЗ нужно согласовывать с Минэнерго и Ростехнадзором, а при планировании ремонтных работ было бы целесообразно и топливо дополнительно зарезервировать заранее. Прошу вас отнестись к этому самым серьёзным образом.

Давайте перейдём к обсуждению. Слово – Сергею Ивановичу Шматко, прошу вас.

С.И.Шматко: Спасибо, Владимир Владимирович. Уважаемые коллеги, разрешите мне кратко доложить о состоянии российской нефтепереработки, накопившихся проблемах, путях решения.

В своём вступительном слове, Владимир Владимирович, Вы чётко сформулировали две основные системные проблемы, определяющие сегодня состояние отрасли, а именно значительный диспаритет (серьёзная диспропорция между достигнутым уровнем добычи нефти и состоянием нефтепереработки), а также реальная угроза дефицита производства высококачественного моторного топлива для российского рынка. Действительно, за последние восемь лет отрасль обеспечила 10-процентный рост добычи, что в 2,5 раза больше общемировых темпов роста, вывела нашу страну в число абсолютных лидеров. Отрасль практически в 2 раза увеличила объём эксплуатационного бурения (это важнейший отраслевой показатель), проинвестировала колоссальные деньги в развитие новых нефтяных провинций. И, как Вы сказали, Владимир Владимирович, вот здесь, в этом зале, были приняты важнейшие решения, ставшие знаменитыми, – так называемый Киришский протокол.

Не останавливаясь подробно на проблемах добычи нефти, хочу сказать, что нефтедобывающая отраслевая задача в целом успешно выполняется. К сожалению, совсем другая, качественно другая картина складывается в области нефтепереработки. Как Вы знаете, в мировой нефтегазовой отрасли общепринято деление на производственные стадии – на upstream (это добыча) и downstream (переработка и избыток). Так вот последний термин приобретает сегодня буквальное значение.

Ситуация нефтепереработки тянет нас вниз, становится критической для дальнейшего устойчивого роста нефтяного комплекса, да и для развития экономики страны в целом. Уже сегодня были названы красноречивые цифры, которые характеризуют состояние дел в нефтепереработке. Жёлтую майку антилидера здесь имеют, конечно, производства мазута и нетёмных нефтепродуктов. Надо сказать, что мы уверенно наращивали производство продукта, который абсолютно не был востребован внутренним рынком, и вывозили в качестве полуфабриката за рубеж. Можно сказать, что мы сами уничтожали полезную стоимость добытой нефти для общества, так как для государства экспорт сырой нефти в фискальном смысле был гораздо выгоднее экспорта тёмных нефтепродуктов.

Более того, надо сказать, что не редки факты, когда уже существующие установки глубокой переработки нефти не были загружены. Почему? Потому что в сегодняшней ситуации экспорт мазута, вакуумного газойля – это гораздо более привлекательное производство видов различного топлива и их последующей продажи. В чём системная проблема, причина? Причина такого положения вещей – существующие в фискальной системе стимулирующие в первую очередь производство тёмных нефтепродуктов и дестимулирующие инвестиции в углубляющие, облагораживающие процессы. Атмосферная перегонка, висбрекинг – такие самые примитивные процессы нефтепереработки на сегодняшний день сверхприбыльны, сверхпривлекательны. Уровень внутренней рентабельности проектов здесь достигает 30% и более. Основы этой системы, заложенной в 2002 году, были направлены на то, чтобы обеспечить рост доходов государства от добычи нефти в первую очередь и рост валового объёма производства нефтепродуктов. Эта задача в принципе была выполнена, но на сегодняшний день окончательно себя изжила.

Вы уже говорили, Владимир Владимирович, что отрасль в целом не выполнила свои обязательства по модернизации – не обеспечила запланированные инвестпрограммы. Буквально хотелось бы назвать несколько цифр. В 2008–2010 годах было запланировано 254 млрд рублей только на инвестиции в облагораживающие и конверсионные процессы, освоено было 177 млрд рублей. Многие процессы были перенесены на 2011–2015 годы. Так что мы получили? Вместо того чтобы получить по итогам 2010 года, трёхлетки, 8 млн т в этих углубляющих процессах, мы получили всего 3,5 млн т. Что было сделано? Была введена установка каталитического крекинга на FSI "Лукойла" мощностью 2 млн т, установка изомеризации "Газпром нефти" на Омском заводе мощностью 0,8 млн т в год, а также установки изомеризации на Ангарке, Сызранском НПЗ (это компания "Роснефть"). Мы добились неплохого изменения структуры производства по автобензину за последние 5 лет. По сути говоря, если в 2005 году у нас так называемый нормальный 80-й был 41%, то уже в 2011 году – 12%. Надо сказать, что мы не смогли ввести ни одной установки по алкилированию при плане 290 тыс. в год, ни одной установки каталитического риформинга не было введено и не было введено ни одной гидроочистки бензина, каталитического крекинга. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что виной всему, на наш взгляд, – существующая фискальная система, которая – Владимир Владимирович, может, здесь удобно посмотреть: это те самые первичные процессы, очень высокорентабельные в текущем статусе...

В.В.Путин: Я видел.

С.И.Шматко: …и те процессы, которые нам нужны сегодня, находятся ниже установленной нормы рентабельности. Непосредственно об итогах анализа выполнения инвестпрограмм нашими нефтяными компаниями, как мы договаривались, может доложить Кутьин Николай Георгиевич (Н.Г.Кутьин – руководитель Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору) в своём докладе.

Надо отметить, что в это время на розничном рынке, как Вы говорили, продолжается устойчивый рост потребления автобензина высококачественного дизеля, причём если по дизелю у нас существует приличный запас, мы более половины его экспортируем, то по автобензину мы вплотную подошли при существующей структуре и наборе технологий к верхней планке производственного потенциала. С отдельными проявлениями такого дефицита мы уже с вами столкнулись сегодня, а завтра эта проблема станет системным вызовом, реальным ограничителем экономического роста.

Итак, главная задача на сегодня – обеспечить в сроки выполнение намеченной на 2011–2015 годы инвестпрограммы отрасли по модернизации нефтепереработки, которая включает в себя как запланированные ранее, так и перенесённые с прошедшей трёхлетки инвестпроекты. Кстати, эта программа синхронизирована генеральной схемой развития нефтяной отрасли, которую мы Вам докладывали в октябре прошлого года в городе Новокуйбышевске. 

Что нужно сделать?

В.В.Путин: Извините, Сергей Иванович. У нас есть проект решений наших сегодняшних встреч, мы сейчас попросим размножить и, если у кого-то ещё нет, всем раздать, чтобы вы могли посмотреть и высказать свои замечания по этому проекту. Извините, пожалуйста.

С.И.Шматко: Что нужно сделать? Облик отрасли к концу 2015 года в случае реализации в сроки намеченной инвестпрограммы: мы говорим о переработке 255 млн т нефти, увеличении выработки автомобильного бензина на 19% (рост с 37 млн до 44 млн т), дизельного топлива – на 20% (с 70 млн т до 85 млн т) и реактивного топлива – на 56% (с 9 млн т до 14 млн т), а также, что очень важно, снижении выработки топочного мазута практически на 17%. В этом плане рост объёмов производства бензина класса 4 и 5 с 12% в 2011 году должен достигнуть 84% в 2015 году, и рост объёмов производства дизельного топлива класса 4 и 5 – с 25% в этом году до 82% в 2015 году.

Программа очень значительная, очень напряжённая. Общая стоимость программы расценивается в 569 млрд рублей, по самым скромным оценкам. Причём тут есть нюансы, хотел бы на них обратить внимание. Например, по некоторым установкам (как изомеризации), по мощностям нам предстоит в эти четыре года ввести в 1,5 раза больше объёмов мощности, нежели сегодня существует на 1 января 2011 года, то есть за четыре года сделать больше в 1,5 раза мощности по изомеризации, чем на сегодняшний день в принципе существует. По алкилированию – в 2 раза больше мощности, а по гидрокрекингу (это очень важный процесс нефтепереработки, обеспечивающий неглубокую переработку тёмных нефтепродуктов и выход высококачественного дизеля) нам такие мощности предстоит увеличить в 4 раза.

Что это означает? Это означает, что мы с вами столкнёмся не только с финансовыми проблемами (рассчитываем, что всё-таки финансовые проблемы мы сможем решить), но и с другого плана ресурсными проблемами, как, например: по нашим скромным подсчётам, 10 тыс. проектировщиков должны все эти четыре года напряжённо работать, чтобы обеспечить эту инвестиционную программу. Это в принципе, как говорится, на пределе. Почему? Потому что надо очень внимательно смотреть, где мы этих проектировщиков наберём, с одной стороны. И с другой стороны, у нас в нефтепереработке, Владимир Владимирович, с точки зрения производства оборудования и технологий вообще-то серьёзная проблема. Практически все эти проекты (а нам нужно до 2015 года ввести 91 новую установку), практически все они будут делаться по лицензиям зарубежных производителей. У нас с вами нет ни одного совместного предприятия на территории Российской Федерации, которое бы производило серьёзное оборудование для нефтепереработки. Это серьёзная работа.

Мы совсем недавно, Владимир Владимирович, проводили у Вас совещание по энергомашиностроению. Там как раз на этот момент обращалось очень большое внимание, и надо сказать, что электроэнергетики в этом плане ушли гораздо дальше. Например, вот сегодня здесь, на Киришах, гидрокрекинг, насколько я понимаю, – это лицензия "Шеврона", а поставка оборудования, например, из Кореи, если я не ошибаюсь.

Реплика: Здесь поставка 55%, Владимир Владимирович, отечественная и 45% – импортная. Такие, как реакторы, колонны, конечно, у нас не производятся, потому что… Вот сейчас только "Ижора" первой начала осваивать.

С.И.Шматко: Да, хотел как раз добавить, Владимир Владимирович, что как раз "Танеко", которая строит гидрокрекинг позже, чем Владимир Леонидович (В.Л. Богданов – генеральный директор ОАО "Сургутнефтегаз"), уже гидроколонны заказала на ижорских заводах. Это самое начало пути.

С точки зрения того, насколько важна программа для общества, необходимо посмотреть на все существенные обеспечительные меры для её реализации. Cамое главное – это, первое, как можно быстрее внести изменения в существующую фискальную систему. Мы разработали (это большой шаг вперед) так называемую систему 60 на 66, которая предусматривает введение поправочного коэффициента к расчёту таможенной пошлины на нефть сырую в виде 60. Это будет означать примерно 5-процентную скидку к таможенной пошлине на нефть сырую. А с другой стороны, планируем поднять до 66% вывозные пошлины на тёмные нефтепродукты и, по сути говоря, выровнять их на этом же уровне с пошлинами на светлые нефтепродукты.

Что это будет означать? Это будет означать, что мы существенным образом поменяем инвестиционную модель при реализации такого рода проектов. Имею в виду инвестиции в углубляющие, облагораживающие процессы. Например, установка каталитического крекинга мощностью 2 млн т в сегодняшней системе имеет АРР соответственно ниже 10% (а с учётом инфляции – ещё ниже), а при условиях введения системы "60 на 66", АРР будет составлять 19%. Достаточно выгодная, привлекательная инвестиция.

С другой стороны, мы прорабатываем вопрос, Владимир Владимирович, дифференциации акцизов на различные классы моторного топлива. Надо сказать откровенно: уже сегодня у нас есть дифференциация, но она мизерная. Сегодня между высококлассным топливом и низкоклассным топливом разница акцизов – 300–500 рублей. По нашим подсчётам, для того чтобы создать действительно экономические, финансовые стимулы для инвестиций, нужно, чтобы такая разница достигала 1,5–2 тыс. рублей. И тогда те компании, которые проинвестировали достаточное количество денег в модернизацию, получат свои деньги назад.

Владимир Владимирович, с учётом всей важности для страны, для общества реализации этой программы считаем, что создание только системы экономического стимулирования недостаточно. Нужно продумать дополнительные обеспечительные меры. И мы очень рады, удовлетворены тем, что наши компании подхватили и согласились с идеей подписания вот этих юридически обязывающих соглашений. По сути говоря, это означает, что компании одинаково расценивают ситуацию, которая сложилась в отрасли нефтепереработки, согласны с идеями по ускорению модернизации.

Мы считаем, что важной мерой для того, чтобы обеспечить в переходном периоде контроль над ценовой ситуацией на рынке нефтепродуктов, уже должна стать та система резервирования, о которой Вы говорили, Владимир Владимирович. По поручению Правительственной комиссии Минэнерго проработало эту систему. Я хочу Вам доложить, что на базе государственного ООО "Роснефтегаз" мы планируем сформировать вот такую систему. Проведены переговоры с нефтяными компаниями, они согласились с необходимостью реализации, уже начата подписная кампания. Мы считаем, что это позволит нам своевременно реагировать как на сезонные колебания, так и на отдельные ценовые всплески, которые могут быть в отдельных регионах в силу различных причин. Надо сказать, что это не только важно для переходного периода при модернизации, но и с точки зрения наличия такой балансирующей системы на нашем розничном рынке, это очень важный инфраструктурный элемент.

В целом хотелось ещё раз, завершая, сказать, что сегодня понятны проблемы, которые привели нас к текущему статусу, к текущей ситуации в нефтесфере и нефтепереработке. Хотел бы подчеркнуть, что с точки зрения решения проблем у нас существует консенсус как среди федеральных органов исполнительной власти, так и с компаниями. Сегодня самая главная задача – это организационное, техническое исполнение реализации той глобальной, колоссальной инвестиционной программы, которую компании перед собой поставили на ближайшие четыре года. Реализация всех этих мер должна, на наш взгляд, обеспечить гарантированную поставку высококлассного моторного топлива на российский розничный рынок и избежать наступления дефицита.

Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо.

* * *

Обмен мнениями:

В.В.Путин: Эдуард Юрьевич, пожалуйста, Вы руку поднимали.

Э.Ю.Худайнатов (президент ОАО "НК "Роснефть"): Я хотел добавить, что 80-й бензин дороже – это результат выполнения "Роснефтью" программы техрегламентов. Мы с 1 января прекратили выпуск в Ачинске 80-го бензина, поэтому здесь, очевидно, идёт какой-то дисбаланс с потребителем и с программой модернизации. Здесь как раз успешный у нас пример, который, к сожалению, отрицательно сказывается на потребителях, которые ещё не перешли.

В.В.Путин: Сейчас только что обсуждали - после подписания соответствующих соглашений по модернизации и по техрегламенту подвинемся – и эта проблема, надеюсь, будет решена.

Пожалуйста, кто ещё хотел бы что-то сказать? Да, пожалуйста, прошу вас.

Реплика: Уважаемый Владимир Владимирович, может быть, несколько не по теме, но связано с нефтяниками. Селяне просили передать Вам слова огромной благодарности за принятое в мае решение по фиксированным ценам для проведения посевной и уборочной кампаниям.

В.В.Путин: Это и слова благодарности в адрес нефтяных компаний тоже, с которыми мы договорились о совместной работе.

Реплика: Владимир Владимирович, надо отметить, что нефтяные компании выполнили Ваше решение в полном объёме, что позволило успешно конкретно в нашей Ленинградской области провести и посевную, и подготовиться к уборочной кампании.

Немаловажно, что и финансовый результат получился даже по одной нашей Ленинградской области: около 100 млн рублей фактически инвестировано в сельское хозяйство через этот механизм. Главными операторами по Ленинградской области были "Сургутнефтегаз" и "Лукойл". Огромное спасибо этим нефтяным компаниям.

И второй вопрос. С учётом вывода (уже говорили и Вы в своём вступительном слове) Аи-92 и Аи-80, может быть, дать возможность проработать специалистам тот механизм, который применялся при утилизации старых автомобилей, – государственную поддержку через лизинговые поставки и в сельское хозяйство, и в лесной комплекс, и в армию, и так далее? Спасибо.

В.В.Путин: Мы как раз это изучаем, как раз для сельского хозяйства прежде всего, я уже об этом говорил.

Да, пожалуйста, Валерий Александрович.

В.А.Голубев (заместитель председателя правления ОАО "Газпром"): Поскольку мы здесь говорим не только о нефтепереработке и технологическом обновлении, но и о гарантированных поставках на внутренний рынок необходимого ему топлива, я думаю, что в наш проект постановления следовало бы добавить хотя бы один раздел, касающийся газомоторного топлива, тем более что сегодня совместно с Министерством энергетики мы разрабатываем по Вашему поручению федеральную программу газификации. У нас во всех регионах есть поставки газа, и установка по производству газомоторного топлива сегодня вполне доступна. Это значительно выше по экологическим параметрам даже, чем "Евро-5", и дешевле, чем топливо, произведённое из нефти.

В.В.Путин: Хорошо, это можно сделать. Мы собрались для того, чтобы обсуждать проблемы нефтянки и внутреннего рынка, закрытие внутреннего рынка, но можно, согласен. Так, пожалуйста, уважаемые коллеги, кто ещё хочет? Прошу вас.

Реплика: Уважаемый Владимир Владимирович, по поводу протокола. Там не отмечено поручение по дифференциации акциза, о котором здесь мы сегодня подробно говорили. Я предлагаю нам всё-таки его подробно отразить.

В.В.Путин: Да. Мы откорректируем это. Здесь нужно действовать очень аккуратно, имея в виду замечания Министерства экономического развития по поводу влияния на потребителя. Но мы это пометили. Спасибо, что обратили на это внимание. Так, пожалуйста, ещё? Прошу вас, Николай Валерьевич.

Н.В.Попов (статс-секретарь – заместитель министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации): Я хотел бы обратить внимание на два пункта, на пункт 4 протокола. Вот с учётом того, что содержание лицензии определяется законом о недрах, – проработка вопроса, связанного с возможным внесением изменений в лицензии, так или иначе может быть связана с внесением изменений в нормативные правовые акты. А с учётом того, что это сфера деятельности Министерства природных ресурсов, я бы просил определить Министерство природных ресурсов ответственным за подготовку проработки этого вопроса.

В.В.Путин: Хорошо. Внесём как одного из исполнителей. Следующий вопрос?

Н.В.Попов: И ещё один вопрос – вопрос 11. Он предполагает представить проекты нормативных правовых актов, предусматривающих административную ответственность нефтяных компаний за вывод нефтеперерабатывающих мощностей в ремонт без соответствующих согласований. Такая административная ответственность вполне может быть установлена, но только после того, как будет установлен определённый запрет в законодательстве. При нарушении этого правила может наступать соответствующая ответственность. Поэтому я бы просил скорректировать.

В.В.Путин: Не думаю, что так всё сложно. У нас есть соглашение, которое мы подписали. Компании пользуются льготами, в том числе и по техрегламенту, который даёт возможность пользоваться этим. Они получают прибыль. Нарушают обязательства – мы у них будем изымать эту прибыль.

Н.В.Попов: Но тогда это будет не административная ответственность.

В.В.Путин: Не административная. А административная какая?

Н.В.Попов: Этот пункт предусматривает введение административной ответственности. А административная ответственность возможна, только если существует установленное законом правило.

В.В.Путин: Согласен, да.

Н.В.Попов: Поэтому можно было бы скорректировать этот пункт, указав на то, что нужно установить правило и ответственность за его нарушение.

В.В.Путин: Можно. Согласен. Пожалуйста.

Г.И.Элькин (руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии): Уважаемые коллеги, у меня по пункту 12. Но перед тем, как сказать по пункту 12, я хотел просто всем напомнить, что сегодня много слов прозвучало про технический регламент. Это не просто постановление Правительства, это документ, который проходит много стадий, связанных с публичным обсуждением, то есть это фактически результат консенсуса. То есть три года назад все договорились о тех сроках, которые сейчас там установлены, и это я как раз хотел сказать нефтяным компаниям. Я хотел поддержать Александра Валерьевича. В техническом регламенте совершенно "аппендиксом" находится регулирование по октановому числу. Обратим внимание, что сейчас в техническом регламенте у нас 6 сентября заканчивается срок по 80-му, 92-му бензину и 1 января следующего года заканчивается срок по классу 3. Нигде такого регулирования нет, вот этот "аппендикс" нужно удалить, причём удалить его не только из действующего национального технического регламента, но и из проекта технического регламента Таможенного союза, который уже комиссией Таможенного союза направлен в Правительство и находится у нас в Правительстве, находится на процедуре внутригосударственного согласования, и это одновременно, сразу решит и проблему 6 сентября.

По пункту 12. Пункт 12 говорит о льготах по срокам для компаний, заключивших соглашение. Это очень сложно реализовать. Вот представим, надзор приходит на заправочную станцию, обнаруживает там бензин определённого класса. Разобраться на заправочной станции (а по закону надзор проводится именно в обращении): кто его произвёл, имеет ли соглашение или не имеет соглашения, – разобраться на заправочной станции практически нельзя. Это первое. Второе. У нас с вами до 1 января следующего года должен быть принят регламент Таможенного союза. В регламенте Таможенного союза отразить, что есть какие-то льготы для предприятий, которые заключили соглашение или не заключили соглашения, довольно сложно. Поскольку это уже международный документ, он действует на три страны. Поэтому у меня предложение – просто вот этот пункт для компаний, заключивших четырёхстороннее соглашение, перенести в 13-й пункт и, подумав о том, что, когда будут устанавливаться либо дифференцированные ставки акцизов, либо дифференцированное налогообложение, дополнить его словами: "Предусмотрев льготы для компаний, заключивших и выполняющих соглашение".

На мой взгляд, это актуально ещё и потому, что тогда эти компании не получат дополнительной нагрузки, потому что они берут на себя нагрузку по модернизации, заключив эти соглашения, и получают ещё дополнительную нагрузку по акцизам как выпускающие низкие классы бензина. В условиях Таможенного союза, в который мы вступаем со следующего года, по сравнению с казахами это достаточно сложно: они будут просто неконкурентоспособны. Поэтому я бы перенес это как льготу в дифференцированное налогообложение или дифференцированную ставку акциза.

И последнее, что я хотел сказать, – что сейчас представляет собой надзор за нефтепродуктами. Сейчас надзор в Росстандарте всего – меньше 600 человек, это штатная численность надзора. Мы ещё из 600 человек должны по проекту постановления передать в Минэкономразвития (это связано с аккредитацией, хотя аккредитация никакого отношения к надзору не имеет). Конечно, для нашей страны надзор в составе 500 человек – это крайне мало. Причём хочу подчеркнуть: это надзор не только за нефтепродуктами, это надзор за обязательными требованиями, которые в стандартах находятся, и всё. На мой взгляд, этот надзор нужно усилить, и я полностью поддерживаю предложение проработать вопрос делегирования полномочий для субъектов, для муниципальных вещей, – просто подумать над этим. Мы прорабатывали это с Москвой некоторое время назад, но там есть тонкости в законодательстве, которые не позволяют это сделать. На мой взгляд, это обязательно нужно проработать и делегировать такие полномочия и вести этот надзор совместно с регионами. Спасибо большое.

В.В.Путин: Последнее можно? Некоторые ваши замечания следует дополнительно обдумать, как определять – откуда продукт поступил, откуда не поступил… Объём продукта же понятен из контрактов, даже если это не АЗС, принадлежащая вертикально-интегрированной компании, работающая только в рознице. Контракты-то есть? От кого поступает продукт? Там ясно, что "Роснефть»", допустим, поставляет. В некоторых регионах "Роснефть" просто полный монополист, ну и что там, трудно установить, что ли? Для примера просто.

Г.И.Элькин: Надзорщики сейчас работают в условиях очень жёстких полномочий, очень жёстких, и вот эти жёсткие полномочия не позволяют это сделать.

В.В.Путин: Надо, чтобы позволили. Сделайте тогда предложения в этом направлении.

Г.И.Элькин: Тогда нужно изменять нормативно-правовую базу надзора.

В.В.Путин: В этом направлении подумайте. Так, чтобы этот инструмент был эффективным. Так, прошу вас.

Г.И.Элькин: Хорошо.

А.Л.Корсик (президент ОАО "АНК "Башнефть"): Александр Корсик, "Башнефть". 

В.В.Путин: Да-да, извините, а по поводу делегирования полномочий – это абсолютно правильно, надо подумать. Прошу.

А.Л.Корсик: Владимир Владимирович, введение системы 60/66 является позитивным фактором для подавляющего большинства компаний. К сожалению, "Башнефть" несёт финансовые потери в результате этой системы. В этом парадокс. У нас с переработкой как раз всё в порядке, мы всё сделали в соответствии с тем, как государство это определило: выпускаем топливо класса 3, переходим вовремя на 4–5, глубина переработки 87%, через шесть лет будет 94%, как в Европе, и при этом мы страдаем. Страдаем потому, что покупаем нефть, а цена на нефть повысится в результате снижения пошлины. В этой связи на протяжении некоторого времени мы обсуждали тему предоставления нулевого НДПИ для месторождения с высоким содержанием серы (более 4,5%). Расчёт показывает, что бюджет ничего не потеряет. Большая просьба, если это возможно, включить в протокол рекомендацию ведомствам ещё раз посмотреть на этот вопрос. Спасибо.

В.В.Путин: Это справедливо, я согласен, справедливо. Надо продумать и в протоколе отметить как минимум проработать. Вопрос справедливо поставлен.

Пожалуйста, ещё, прошу вас.

В.М.Капустин (генеральный директор ОАО "ВНИПИнефть"): Капустин, ВНИПИнефть. Владимир Владимирович, в этом протоколе, мне кажется, не хватает ещё одного пункта, связанного со строительством новых нефтеперерабатывающих заводов. Как раз сейчас Валерий Сергеевич говорил очень подробно, как в Индии совершили такой мощный рывок и сегодня полностью перевернули мировой рынок нефтепродуктов.

Мы – 14-миллионный завод в Нижней Каме (в общем, при этом документация готова): сегодня "Татнефть" отказалась строить этот завод, потому что те новые налоговые давления на них не позволяют им строить его. Наверное, это неправильно, потому что нам надо иметь новые, современные нефтеперерабатывающие заводы на новых площадках, с новой технологией. И этот вопрос, конечно, хотелось бы… Может быть, отдельно по этому заводу – всё-таки 14-миллионный завод, такие у нас в России за 20 лет ни разу не строили... Спасибо.

В.В.Путин: О каком налоговом давлении вы сказали, что вы имеете в виду?

В.М.Капустин: Вот 60/66 сегодня – для "Татнефти" совершенно невыгодно, потому что завод не строится сразу на 95%, он строится  по этапам. Хотя бы на период, пока завод был бы построен, сохранили бы они нынешние льготы сегодня.

В.В.Путин: Хорошо, давайте мы тогда посмотрим, и вы с министерством посмотрите на цифры. Надо на цифры посмотреть. Сечин мне говорит, что нет никакого давления и ничего вы не пострадаете, и график показывает. Подойдите и разберитесь вместе с ними, ладно?

Ш.Ф.Тахаутдинов (генеральный директор ОАО "Татнефть"): Я полностью согласен с тем, что высказывает наш коллега. Мы при строительстве 7 млн т (14,15) обговорили вопрос, какие будут потери для "Танеко" и какие будут выгоды для компании "Татнефть". "Танеко" – это акционерное общество, а "Татнефть" – это другое общество, это наша дочерняя компания. А при строительстве ещё на 7 млн, конечно, даже при наличии денег нет такого количества строителей, чтобы моментально, одновременно могли построить. Вы при строительстве завода впервые посетили тогда наш завод – до 12 тыс. доходило строителей, и то мы в течение 3,5–4 лет освоили 200 млрд капиталовложения. Поэтому когда будем вести строительство ещё одного завода, мы будем выпускать на первом этапе всего 33% светлых, на втором этапе – 62, и, когда мы только дойдём до выравнивания, пройдёт четыре-пять лет. Вот вверх-вниз как раз, и потери во времени выпуска тёмных нефтепродуктов.

В.В.Путин: Стимулы должны быть. И конечно, убивать там ничего не нужно. Согласен, посчитайте.

Ш.Ф.Тахаутдинов: И второе – это, конечно, кредитные ресурсы. Мы уже привлекли более 3 млрд долларов, вложили свои и плюс вложили. Нам нужно определённое время, чтобы можно было бы часть долгов погасить и привлекать новые кредиты, – вот в этом проблема.

И у меня есть тоже предложение, Владимир Владимирович, по пункту 4, где говорится о том, что там, где запасы извлекаемой нефти 6 млн т, в действующих и вновь выдаваемых лицензиях дать определённое обязательство по поставкам нефти. Тут, наверное, есть смысл дописать, что 6 млн т остаточно извлекаем запасов по действующим месторождениям и 6 млн т – по вновь выдаваемым, тогда будет нормальное соблюдение.

В.В.Путин: 6 млн т?

Ш.Ф.Тахаутдинов: 6 млн т остаточно извлекаем из запасов, тех, которые действуют. Тут у нас получатся "ножницы", одинаковое понимание – 6. А по тем, которые уже ранее эксплуатируются, у них уже остаточно извлекаем запасы и могли остаться 2–3 млн т.

В.В.Путин: Посмотрите, Сергей Иванович (обращаясь к С.И.Шматко), посмотрите там.

Что касается сложностей финансового характера, перекредитования и так далее, но мы же не знаем, на что вы там кредитовались? Может, вы птицефабрику решили построить? Это ваша кредитная политика.

Ш.Ф.Тахаутдинов: Первые 7 млн т мы построим и завершим строительство в 2015 году. А вторые – пока у нас сложность по привлечению кредитов.

В.В.Путин: Давайте будем помогать вам привлекать кредиты. У меня Греф (Г.О.Греф – президент и председатель правления Сберегательного банка Российской Федерации) был вчера или позавчера. Деньги не знают, куда девать, и ищут заёмщиков, ищут хороших заёмщиков, надёжных. "Татнефть" – надёжный, хороший заёмщик. Хорошие перспективы реализации проекта. Давайте мы поговорим с нашими банками с госучастием. Я здесь, честно говоря, сегодня проблем-то не вижу. Они рады будут только. Вопрос, конечно, цены, но у них и цена сейчас приличная, цена кредита имеется в виду. Да, пожалуйста, Станислав Сергеевич.

С.С.Воскресенский (заместитель министра экономического развития Российской Федерации): Я по протокольному решению исключительно. 14-й пункт – где приобрести на "Роснефтегаз" НПЗ. Здесь достаточно детально описано, какой НПЗ. Мне кажется, чуть можно рамки раздвинуть, потому что мы эти параметры не можем сейчас ни подтвердить, ни опровергнуть, чтобы просто дать люфты. И одно маленькое замечание, но, наверное, важное. Тут есть пункт: Минэнерго и нам – обеспечить проведение корпоративных мероприятий нефтяных компаний, но, видимо, имеется в виду с госучастием, потому что мы вряд ли сможем обеспечить проведение корпоративных процедур в частных нефтяных компаниях. Можно это уточнить?

В.В.Путин: Да, согласен, Пожалуйста, ещё, прошу вас.

В.С.Чарчиян (первый вице-президент ЗАО "Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа"): Чарчиян Владимир Сергеевич, Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа. Я хотел сказать пару слов, обратить Ваше внимание на манипулирование цен и адресных сделок, о которых было сказано сегодня здесь в наш адрес. Хочу доложить Вам, что за последнее время введена единая спецификация – это по рекомендациям и предписаниям, полученным нашими регуляторами. Введён единый договор, который подписали все нефтяные компании. Введены изменения в системе метчинга, имеется в виду схлопывание цен: если раньше было по цене продавца, то сегодня это происходит по максимальной цене покупателя. И введена новая система – это говорит о том, что система манипулирования фактически стала невозможной.

В.В.Путин: То есть вы признаёте, что до сих пор было возможно, а теперь нет?

В.С.Чарчиян: Вы понимаете, биржа – это новое дело, которое мы делаем на ходу, и максимально привлечены и специалисты с бирж РТС и ММВБ, и всё, что можно было сделать, делается, и все указания, замечания, предписания регуляторов выполняются. Сегодня введена система 15-минутной задержки выставления товара на продажу, то есть предложения. Что это значит? Это значит, что 15 минут все желающие покупатели – участники торгов выставляют свои заявки и только после этого "стакан" и рынок видят предложения на покупку, то есть они по-любому удовлетворяются.

В.В.Путин: Слушайте, если есть предварительный сговор, то 15 минут не нужно: достаточно нескольких секунд, чтобы кнопку нажать. Ладно не надо. У вас есть предложения по проекту нашего решения?

В.С.Чарчиян: Да.

В.В.Путин: Пожалуйста, прошу вас.

В.С.Чарчиян: Хочу сказать ещё, что создано специальное подразделение по регистрации внебиржевых сделок (сегодня говорилось об этом), поэтому ко всем компаниям обращаюсь: добро пожаловать, это работает, и компания "Газпромнефть" начала этот процесс.

В.В.Путин: Всё?

В.С.Чарчиян: Спасибо.

В.В.Путин: Спасибо большое. Так, пожалуйста, ещё есть замечания? По протоколу? Нет?

Значит, я всё практически сказал в своём вступительном слове. У нас была очень содержательная, на мой взгляд основательная, дискуссия, Нам с вами нужно, ещё раз говорю, обеспечить развитие отрасли, обеспечить перевооружение отрасли, уровень добычи сохранить, если возможно – увеличить и заполнить свой рынок нужным продуктом по экономически обоснованным ценам. То, что мы с вами сегодня обсуждали, и то, о чём мы с вами сегодня договорились, при правильной организации работы может стать действенным инструментом достижения этих целей.

Уважаемые коллеги! Мы прошли большой путь развития нефтянки, у нас была хорошая база, ещё с советских времён доставшаяся. Но нужно предпринять энергичные шаги, энергичные действия к тому, чтобы в наше время нефтянка приобрела совершенно новые качества. Мы с вами может это сделать, я вас призываю к тому, чтобы мы работали все слаженно, добивались эффективности, добивались хорошей прибыли для компаний, но при этом обеспечили интересы государства. Надеюсь на то, что мы с вами будем работать эффективно, так же как работаем в условиях, когда нужно обеспечить решение тех или иных важных задач, о которых, например, говорил сегодня губернатор Ленинградской области Сердюков Валерий Павлович. Возникает такая необходимость обеспечить, скажем, посевные работы либо уборку – и мы с вами находим эти решения, действуем быстро и эффективно, обеспечивая при этом и прибыльность работы компаний. Но те проблемы, о которых мы говорили сегодня, носят даже не среднесрочный, они носят долгосрочный характер. В реализации этих наших договорённостей заинтересованы все – все, кто считает Россию своей Родиной и кто хочет здесь работать, не чувствовать себя временщиком и не пытается выжать последние оставшиеся резервы из старых проржавевших гаек и труб, а кто чувствует себя хозяином.

Я очень надеюсь на то, что мы с вами работать будем слаженно и эффективно. Большое спасибо вам за сегодняшнюю совместную работу.


НЕФТЕГАЗОПЕРЕРАБОТКА-2011


Выскажите мнение на нефтегазовом форуме oilforum.ru







Нефть и газ: инвестиции, поставщики, рейтинги